по популярности / по алфавиту

эксперт
Научные и НФ-комиксы на Реакторе

Михаил Заславский: Парадоксальный взгляд комиксиста может подтолкнуть ученых к открытию

«Взрослые и увлекательные комиксы будут следовать за главными событиями науки и дополнят картину мира для интеллектуалов»

подробнее

ДАО ТРАНСГУМАНИЗМА / Погружение в тему

ЭТА УЖАСНАЯ ЯДЕРНАЯ ЭНЕРГЕТИКА / Краткий путеводитель по общественному сознанию

ГАЙД ПО РОБОТОТЕХНИКЕ 2 / Погружение в тему

ГАЙД ПО РОБОТОТЕХНИКЕ -1 / Погружение в тему

Трейлер ВИДЕОРЕАКТОР

КОСМИЧЕСКИЕ ЛУЧИ. Полная загрузка

Всему свое место: как химия стала наукой

Всему свое место: как химия стала наукой

Автор:

Фото: Екатерина Шембель

Дата : 11.03.2017 0:12

В XIX веке химики сошлись во мнении, что тела состоят из атомов. Правда, считали их некими твердыми частицами, однородными по структуре, а различие между ними видели в атомном весе, определяя его относительно некой эталонной единицы. Одни принимали за эталон вес атома водорода, а другие, например, — сотую часть веса атома кислорода.

Короче говоря, в химии, несмотря на открытие уже нескольких десятков элементов, царила неразбериха. В открытии элементов определяющую роль играл случай, и в этом смысле ученые напоминали средневековых алхимиков. Правда, в конце концов им удалось договориться, что за единицу атомного веса принимается 16-я часть веса атома кислорода, но незнание базовых закономерностей не позволяло предвидеть, как должны вести себя атомы элементов. Химик-органик Жан Батист Дюма однажды так осерчал, что предложил избавиться от самого понятия атома — оно, по его мнению, препятствовало прогрессу химии.

Взвешивание на расстоянии

Блуждания в потемках у западноевропейских химиков продолжались, и в 1875 году француз Поль Лекок де Буабодран, изучая доставленные с Пиренеев образцы цинковой руды, обнаружил элемент, который назвал галлием в честь древнеримского названия своей родины, вспоминает газета «Страна Росатом». В ученых записках Парижской академии наук он указал удельный вес металла — 4,7 г/см³. Через некоторое время Лекок де Буабодран получил письмо из Санкт-Петербурга, автор которого без особых церемоний указывал, что тот ошибся и удельный вес галлия должен лежать в пределах 5,9 – 6 г/см³. Лекок де Буабодран было вскипел, однако еще раз проэкспериментировал с галлием, дополнительно его очистив, и, к своему удивлению, установил, что удельный вес металла 5,96 г/см³. Находящийся на другом конце Европы русский визави, не державший в руках галлия, вычислил удельный вес элемента.

В новой статье о галлии Лекок де Буабодран особо подчеркнул «огромное значение подтверждения теоретических выводов господина Менделеева». Но что за закономерности он обнаружил, позволившие расчетным путем фактически предсказывать свойства элементов? Европейские светила полезли в научные журналы, и в одном из немецких изданий за 1872 год обнаружили статью, где Менделеев сообщал об открытии периодического закона, устанавливающего зависимость свойств химических элементов от атомного веса (по современной терминологии — атомной массы). Визуализированный в знаменитой таблице закон вооружил ученых средством научного предвидения поведения химических элементов и существования новых. По значимости этот закон можно поставить в один ряд с законом всемирного тяготения, открытым Ньютоном.

Путеводная таблица

Свои соображения Менделеев изложил в докладе «Соотношение свойств с атомным весом элементов» и статье «Опыт системы элементов, основанной на их атомном весе и химическом сходстве», опубликованной в русском научном журнале еще в 1869 году, который и считается годом открытия периодического закона.

Галлий оказался последним из известных человеку элементов, открытие которого носило случайный характер. Периодический закон Менделеева покончил с классификационной неразберихой в химии, и новые элементы открывались на основе научных предсказаний. В 1879 году швед Ларс Фредерик Нильсон открыл скандий, описанный Менделеевым за восемь лет до этого как экабор. Нильсон добросовестно упомянул Дмитрия Менделеева в описании своего открытия: «Так подтверждаются самым наглядным образом мысли русского химика, позволившие не только предвидеть существование названного простого тела, но и наперед дать его важнейшие свойства».

В 1886 году немецкий химик Клеменс Александр Винклер открыл германий, который в 1870‑м был предсказан Менделеевым, назвавшим этот элемент экасилицием. Менделеев настолько точно спрогнозировал физические и химические свойства германия, что Винклер не преминул восхититься этим в статье: «Вряд ли может существовать более яркое доказательство справедливости учения о периодичности элементов; оно знаменует собою выдающееся расширение химического поля зрения, гигантский шаг в области познания».

Кстати, байка о том, что однажды периодическая таблица явилась Менделееву во сне, — не более чем шутка. «Я над ней, может быть, 20 лет думал, а вы думаете: сидел, и вдруг… готово», — говорил он.

Иллюстрация: Екатерина Шембель.

Имя великого ученого увековечено и в самой периодической таблице. 101-м элементом в ней является радиоактивный актиноид менделевий, полученный в 1955 году учеными Калифорнийского университета — Гленном Сиборгом со товарищи. Они и назвали его в честь великого русского ученого.

Понравилась заметка? Поделитесь —

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Войти с помощью: