по популярности / по алфавиту

эксперт
Научные и НФ-комиксы на Реакторе

Михаил Заславский: Парадоксальный взгляд комиксиста может подтолкнуть ученых к открытию

«Взрослые и увлекательные комиксы будут следовать за главными событиями науки и дополнят картину мира для интеллектуалов»

подробнее

ДАО ТРАНСГУМАНИЗМА / Погружение в тему

ЭТА УЖАСНАЯ ЯДЕРНАЯ ЭНЕРГЕТИКА / Краткий путеводитель по общественному сознанию

ГАЙД ПО РОБОТОТЕХНИКЕ 2 / Погружение в тему

ГАЙД ПО РОБОТОТЕХНИКЕ -1 / Погружение в тему

Трейлер ВИДЕОРЕАКТОР

КОСМИЧЕСКИЕ ЛУЧИ. Полная загрузка

Банды Берингова моря: косатки и кашалоты против рыбаков

Банды Берингова моря: косатки и кашалоты против рыбаков

Автор:

Фото: Pixabay

Дата : 23.06.2017 12:44

Морские млекопитающие воруют улов и одерживают тактическую победу над людьми

Рыбаки у берегов Аляски в Беринговом море и в соседних заливах занимаются ловлей угольной рыбы, трески, палтуса и других морских обитателей. Косатки и кашалоты заняты тем же. Казалось бы, в северной части Тихого океана хватит места и людям, и животным. Но соседствовать с китами становится все сложнее. Последние годы рыбаки все чаще жалуются на китов, которые воруют их улов. Люди говорят о преследовании, тактике и, практически, травле со стороны целых стай морских животных. Китов сравнивают с бандами на мотоциклах: они внезапно окружают лодку, не дают ей оторваться от преследования и часто возвращаются за новой порцией добычи.

MaxPixel

Впрочем, проблему нельзя назвать новой: еще в 1950-х японцы пытались посчитать, сколько пойманной рыбы воруют косатки у людей. В 2012 году исследователи описали, как косатки влияют на показатели коммерческой ловли некоторых видов рыб у берегов Аляски. Они использовали данные Национальной службы морского рыболовства США за 1998 — 2011 годы. Выяснилось, падение объемов улова отличалось в зависимости от участка. Например, добыча палтуса и трески за этот период существенно уменьшилась по вине косаток только в заливе Аляска: на 51% и 46% соответственно. Общее снижение показателей улова донных рыб составляло 9 — 28%.

Исследование, опубликованное в 2014 году, показало, что косатки в Беринговом проливе могут лишить рыбака, в среднем, 65% улова, а в некоторых случаях речь идет о потере более 70% добычи. Некоторые рыбаки рапортуют о стопроцентных потерях. По данным The National Post, в 2014 году каждое судно теряло примерно $500 в день из-за косаток, ворующих треску с лесок. Издание отмечает, что аналогичное исследование проводили в Уругвае в 2015 году и выяснили, что соседство косаток никак не влияет на рыболовецкий промысел в этой стране.

Те, кто занят ловлей рыбы у берегов Аляски, теряют не только улов, то есть прибыль, но и порой работают себе в убыток — из-за трат на топливо, провизию и обслуживание судна. В один день рыболовы могут собрать с лесок от 1,5 до 10 тыс. кг палтуса (в зависимости от размера лодок), а в другой день могут потерять весь улов из-за наплыва морских хищников.

Ситуация, по мнению добытчиков рыбы, вышла из-под контроля. В 2015 году издание the Seattle Times сообщило, что общие потери только 360 лодок в Беринговом проливе в 2013 году, согласно федеральным опросам, составили 10% от годового улова черной трески.

NOAA

В 2016 году журнал National Fisherman напомнил читателям о недавнем исследовании, в котором приняли участие шесть лодок в Западном проливе (пролив Аляска) и Беринговом море. Выяснилось, что издержки каждого судна увеличились на $980 в день, ведь только расход топлива из-за преследования китами вырос на 82%. Команды этих лодок занимались ловлей угольной рыбы, цена которой колеблется от $4 до $9 за один фунт (это около полукилограмма). Простые расчеты показали, что из-за китов, которые поедают и портят часть улова, рыболовство порой становилось убыточным.

Wikimedia Commons

С запретом коммерческого китового промысла в 1985 году популяции китообразных начали расти, вместе с их аппетитами и претензиями на территорию. Например, в 1990-х годах выяснилось, что косатки виновны в исчезновении выдр в Тихом океане, которых и без того практически истребили люди ради торговли мехом. Киты Берингова моря нашли себе другую цель — рыбацкие лески.

Так как косатки и кашалоты — чрезвычайно развитые млекопитающие, некоторое время после введения моратория на китовый промысел, они по старой памяти держались подальше от людей и учили этому свое потомство. Рыбаки же использовали специальные сирены, чтобы отпугнуть морских хищников от лодок. Со временем киты осмелели, и с середины 2000-х годов рыбаки начали называть проблему “систематической”. Теперь сирена для китов работает почти как звонок для собаки Павлова — она сообщает, что рядом есть чем поживиться.

Wikimedia Commons

Впрочем, и без сирены киты легко находят рыбацкие лодки. Морские хищники способны расслышать шум мотора и даже отличить по звуку одно судно от другого. Капитан Роберт Хэнсон, работающий в Беринговом море с 1992 года, считает, что киты преследуют конкретные лодки.

Весной 2017 года Хэнсон написал письмо в Совет по управлению рыболовством в северной части Тихого океана, в котором рассказал о проблемах, с которыми столкнулись рыбаки. В частности, он сообщил, что в апреле на пути к континентальному шельфу киты преследовали его “без остановки”. Косатки съели примерно 5,5 тыс. кг выловленного палтуса, который рыбак мог бы продать. К тому же, Хэнсон потратил 15 тыс. литров топлива, напрасно пытаясь оторваться от преследователей.

Wikimedia Commons

В письме рыбак упомянул и другой случай, когда он отправился на промысел в изолированную зону рядом с российской границей. Он успел порыбачить всего день, прежде чем стая из, минимум, 50 китов появилась на горизонте. Через два дня Хэнсон сдался: ловить рыбу рядом с “бандой” не имело смысла. “Стая преследовала меня 30 миль на север и 35 миль на восток, даже пока я дрейфовал в течение 18 часов с выключенным двигателем, они просто оставались рядом”, — написал Хэнсон в письме.

Pixabay

Другой рыбак — Майкл Офферман — рассказал the National Post, что один и тот же кашалот плыл за его лодкой больше 100 км. У хищников, как у всякой банды, есть «наводчики». Рыбак заметил, что там, где появляется один или два кита, вскоре оказывается целая стая. Все чаще люди видят детенышей китов, которых матери, видимо, учат грабить рыбаков.

К слову, еще в 2006 году широкую огласку получило видео, которое запечатлело, как кашалот обворовывает лески на глубине около 90 метров. Если раньше киты часто просто откусывали рыбу, оставляя на крючке только ее губы, то теперь люди узнали, что животные научились натягивать леску и стряхивать добычу с крючка так, что от нее не остается и следа.

Косатки известны умением коммуницировать между собой с помощью свиста и пощелкиваний, они могут даже перенимать язык дельфинов. Немудрено, что такие развитые животные вырабатывают стратегии для охоты и обучают им своих сородичей и детенышей. Можно сделать вывод, что эти китообразные со временем будут доставлять все больше и больше хлопот рыбакам. Новейшее исследование подтвердило, что косатки и кашалоты могут снизить коэффициент улова и уменьшить точность оценок запасов рыбы.

Бак Лаукайтис — рыбак и член Совет по управлению рыболовством в северной части Тихого океана — направил в Совет два ходатайства. В первом он попросил исследовать масштабы проблемы, с которой столкнулись рыбаки на севере США. Во втором просил Совет рассмотреть возможность позволить рыбакам ловить черную треску и палтуса с помощью ловушек. В 2016 году Совет позволил использовать для ловли донной рыбы сетчатые горшки — такие же, что и ловушки для крабов или раков, но в несколько раз больше. И уже с марта 2017 года лодки могут легально использовать ловушки, чтобы защитить улов от китов.

Coast Guard Compass

Казалось бы, решение Совета должно было изменить жизнь рыбаков в лучшую сторону. Но разрешение использовать ловушки вызвало у добытчиков рыбы, как ни странно, неоднозначную реакцию. Во-первых, выяснилось, что переоснащение лодки может стоить от $100 до $600 тысяч, в зависимости от размера судна. Во-вторых, многие отраслевики высказали опасения, что крупные ловушки займут лучшие места на дне и будут мешать друг другу, а также рыбакам, которые останутся верны лескам и крючкам. Таким образом, битву за улов выиграют только гиганты, а не мелкие промысловые суда.

«Судя по всему, у нас будет ограниченное количество лодок, сразу перешедших на ловлю ловушками, да и потом их не будет много. Вероятно, большинство рыбаков в заливе Аляска продолжат использовать старое оснащение из-за больших издержек и отсутствия возможности использовать крупные ловушки на маленьких лодках”, — объяснила Рэйчел Бэйкер, специалист по рыболовству в Национальном управлении океанических и атмосферных исследований в США.

Flickr

Тем временем, рыбаки пробуют просто обманывать китов. Они пытаются отпугнуть их различными новыми сигналами. Чтобы заглушить акустическую способность хищников, люди впрыскивают пузырьки воздуха в воду и вешают бусины на лески. Впрочем, киты быстро угадывают уловки и продолжают поедать улов. Некоторые команды стараются увести лодку в район, где рядом работает судно крупнее или несколько больших лодок, в надежде, что киты выберут мишенью добычу соседей. В общем, и люди, и киты ведут у северных берегов Америки грязную игру. И пока неизвестно, кто окажется победителем.

Только косаток в западных водах Аляски водится, по меньшей мере, 1 475 особей. Суточная потребность этого хищника составляет 50 — 150 кг рыбы. Учитывая, что косатки — не единственные пираты среди китообразных, современным рыбакам будет не так-то просто выиграть свою битву с Моби Диком за улов.

Понравилась заметка? Поделитесь —

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Войти с помощью: