по популярности / по алфавиту

эксперт
Сергей Муравьев:

Сергей Муравьев: Во что верят физики?

«Путешествие в прошлое науки необходимо, чтобы понять, из чего на самом деле состоит известная нам физика»

подробнее

КАК ЗАЩИТИТЬ АВТО ОТ ЗЛОУМЫШЛЕННИКА?

ПЛАНАРНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ ГЕТЕРОСТРУКТУРНОЙ ЭЛЕКТРОНИКИ

ЦИФРОВАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ АТОМНОЙ ОТРАСЛИ

РОССИЯ - ИТЭР / Шаг в энергетику будущего

ЯДЕРНАЯ ЭПОХА ГЛАЗАМИ МАТЕМАТИКА

МИКРОЭЛЕКТРОНИКА В АГРЕССИВНЫХ СРЕДАХ

Кто похоронил атомный «план Баруха»?
После Второй мировой войны США и СССР пытались программировать мировое развитие, в том числе, будущее ядерной энергетики

23 ноября 2017 года отмечается 125-летие со дня рождения знаменитого физика-ядерщика, основателя НИИ Ядерной физики МГУ им. Ломоносова, директора ФИАН Дмитрия Владимировича Скобельцына.

Потомок дворянского рода, Герой Социалистического труда, он стоял у истоков российской ядерной физики и физики частиц. А еще он был одним из тех, кто лично участвовал в создании международных правил контроля ядерного оружия, был активным участником дискуссии, итогом которой стало рождение термина «холодная война».

В 1946-1948 годах одной из главных публичных площадок советско-американского противостояния стала Организация Объединенных наций. Здесь и развернулась по-своему замечательная дискуссия вокруг будущего мирного (и не очень) атома.

По поручению Президента Гари Трумэна представителем США в комиссии по атомной энергии стал успешный предприниматель Бернард Барух, известный нью-йоркский финансист, советник череды президентов США, начиная с Вудро Вильсона.

Со стороны СССР в тот же самый комитет был направлен в качестве ответственного референта академик, основатель НИИ ядерной физики МГУ Дмитрий Скобельцын.

В это время в комиссии по контролю за атомной энергией обсуждались два плана будущего – план Баруха и план Громыко. Все подробности этой почти детективной истории можно найти на сайте biblioatom.ru, а мы остановимся на них очень коротко.

Команда Баруха до определенного момента отлично контролировала ситуацию, навязывая в обсуждении свои правила игры, особенно в вопросах контроля и различных проверок, которые должны были осуществляться под руководством ООН (читай – США).

Советские ученые чувствовали себя очень некомфортно, придерживаясь «тактики пассивной обороны», как писал Дмитрий Скобельцын Лаврентию Берии и Вячеславу Молотову из ООН. «Совет­ская пози­ция явля­ется сла­бой, – писал он, – так как она про­ти­во­ре­чит самой идее про­верки и кон­троля. План Баруха необ­хо­димо откло­нить, а Совет­скому Союзу сле­до­вало под­дер­жать систему про­верки». 

Команда тогдашнего «умопомрачительно компетентного» советского постпреда при ООН, как называли тогда в американских СИМ Андрея Громыко, воспользовалась очевидными слабостями плана Баруха, который был представлен комиссии по контролю в виде доклада Ачесона-Лиенталя.

Слабости поправок, внесенных самим Бернардом Барухом, были очевидны. Он предлагал не распространять на деятельность комитета по контролю право вето постоянных членов ООН и позволял комитету принимать принудительные меры в отношении стран-нарушителей, не учитывая позицию Совбеза ООН. Этот экстремально жесткий подход не нравился многим, учитывая, что одновременно США предложили всем странам мира отказаться от своего ядерного оружия, положившись на США и его ядерные арсеналы. Взамен подобной «ноты доверия» США принимали бы на себя обязательства не производить ядерного оружия дополнительно и позволили бы инспектировать свои объекты.

Исторический портал biblioatom.ru выдвигает свою версию создания плана Громко, согласно которой в его основе лежали идеи Дмитрия Скобельцына. С его точки зрения, атом­ные уста­новки должны были бы стать субъ­ек­тами нацио­наль­ной соб­ствен­но­сти и нацио­наль­ного кон­троля; госу­дар­ства должны сооб­щать меж­ду­на­род­ному агент­ству о работе своих уста­но­вок; меж­ду­на­род­ному агент­ству должно быть раз­ре­шено инспек­ти­ро­вать отдель­ные уста­новки, чтобы про­ве­рять дан­ные, сооб­ща­е­мые ему пра­ви­тель­ствами. Науч­ные иссле­до­ва­ния не сле­дует под­вер­гать про­верке и инспек­ции. Только работа боль­ших уста­но­вок того типа, кото­рые суще­ствуют ныне в Соеди­нен­ных Шта­тах и кото­рые могут быть постро­ены в дру­гих стра­нах, должны стать объ­ек­тами инспек­ции и кон­троля.

Как известно, в итоге план Баруха так и не был принят, комиссия по контролю прекратила свою работу в 1949 году и в мир вошло новое понятие – «гонка вооружений». Ну а для Бернарда Баруха эта история стала началом заката публичной политической карьеры, которая достойна отдельного рассказа.

Кстати, именно Баруху, а не Уинстону Черчиллю принадлежит слава первого публичного употребления термина «холодная война». Барух ввернул его 16 августа 1946 года в речи перед Палатой представителей Южной Каролины, чтобы как-то обозначить отношения, складывающиеся между СССР и США. Ранее, в марте 1946 года, писатель Джордж Оруэлл написал в издании The Observer, что после конференции в Москве в декабре 1945 года «Россия начала вести «холодную войну» против Британии и Британской империи».

Понравилась заметка? Поделитесь —

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Войти с помощью: