по популярности / по алфавиту

эксперт
Олег Григорьев:

Китай хакнул американский рынок высоких технологий

«Китайские инвесторы теряют доверие к своей экономике и инвестируют в высокие технологии за рубежом»

подробнее
Недавние комментарии

МИКРОЭЛЕКТРОНИКА В АГРЕССИВНЫХ СРЕДАХ

КАК УВЕЛИЧИТЬ МОЩНОСТЬ РЕАКТОРА ВВЭР 1200

НОВОСТИ О ДОБЫЧЕ УРАНА

ЗА ФАСАДОМ АЛЬТЕРНАТИВНОЙ ЭНЕРГЕТИКИ / Ответы на вопросы читателей портала reactor.space

НАНОТЕРАНОСТИКА

ЗА ФАСАДОМ АЛЬТЕРНАТИВНОЙ ЭНЕРГЕТИКИ

Россия покончит с африканским энергокризисом в одиночку?

Россия покончит с африканским энергокризисом в одиночку?

Автор:

Фото: power-technology.com, wikiwand.com, censorbugbear-reports.blogspot.ru, www.ee.co.za, csrnewssa.co.za, ehowzit.co.za, timeslive.co.za, andrebakkes.wordpress.com

Дата : 11.04.2017 10:00

28 апреля 2017 года в Южно-Африканской Республике стартует процесс отбора компаний-подрядчиков для строительства атомных станций

На протяжении нескольких десятилетий страны африканского континента находятся в ситуации энергетического кризиса, тормозящего их экономическое развитие. На континенте преобладает угольная энергетика, а единственной африканской атомной станцией владеет сегодня ЮАР. И уже в ближайшие десятилетия страна планирует стать локомотивом ядерной энергетики всего континента.

Южно-Африканская Республика – самая экономически развитая страна Африки, член G20 – запустила свой первый коммерческий ядерный реактор в 1984 году. Он был введен в эксплуатацию на атомной станции в Куберге.

АЭС «Куберг» должна была решить проблему энергоснабжения удаленных от угольных месторождений в провинции Мпумаланга (северо-восток ЮАР) транспортно-промышленных центров Дурбана и Кейптауна. Эта первая и пока единственная африканская АЭС была построена компанией FRAMATOME (ныне AREVA). Сейчас станцией владеет государственная компания ESKOM, эксплуатирующая там два европейских EPR-реактора класса 900 МВт (водоводяные реакторы с водой под давлением).

Будущий лидер африканской энергетической отрасли и сегодня находится на особом положении. Страна является участником и главным поставщиком Южно-Африканского энергетического пула (SAPP), общая генерирующая мощность которого составляет около 55 ГВт. На ЮАР приходится около 80% объема производимой в SAPP электроэнергии, вырабатываемой в основном на угольных станциях.

Большинство южноафриканских генераций находится под контролем государственного предприятия ESKOM, которое поставляет на внутренний рынок страны около 95% электроэнергии. Импорт электроэнергии в страны SAPP является важней составляющей отраслевой экономической модели в стране, где потребление электроэнергии на душу населения составляет менее 5000 КВт/ч в год.

Несмотря на лидерские позиции на континенте, Южная Африка по-прежнему сильно зависит от угля, а ее крупнейшие электростанции, как и почти полвека назад, расположены в непосредственной близости к шахтам.

Для преодоления технического отставания и развития энергосектора в 2010 году в ЮАР был принят государственный комплексный план – Integrated Electricity Resource Plan (IRP). Считается, что он положил начало государственной стратегии сбалансированного развития производства и инвестиций. По замыслу правительства, IRP должен помочь достижению наилучшего компромисса между затратами и инвестициями, способствовать смягчению последствия климатических изменений и учесть особенности регионального развития ЮАР.

План много раз корректировался в связи с изменениями макроэкономических прогнозов и традиционным недостатком финансирования. Однако, последняя его редакция существенно изменила планируемые объемы производства.

Обновленный комплексный план (IRP) до 2050 года, в котором объемы производства для атомных станций на ближайшие годы снижены до 6800 ГВт (ранее планировали резкое увеличение в период до 2030 года), предполагает реальный качественный скачок мощности атомных генераций  к 2041 году. Ну а к 2050 году ЮАР планирует получить от отрасли 20,4 ГВт. Для справки, сейчас в ЮАР доля атомной энергии составляет всего 5%.

По мнению экспертов, 2017 год становится решающим для развития атомной энергетики в Южно-Африканской Республике. В связи с обновлением прогноза общего потребления электроэнергии, который увеличен почти в два раза (85,8 ГВт), IRP так же претерпел существенные изменения.

Сейчас ESKOM планируется заключить контракт на строительство нескольких АЭС на 9,8ГВт (еще одна коррекция IRP), общая стоимость которого по некоторым оценкам южноафриканских экспертов составит около 100 млрд долларов. Президент ЮАР Джейкоб Зума считает, что одних только заказов местным компаниям будет размещено на 10 млрд долларов.

Традиционно в ЮАР присутствовали крупные французские и британские компании, специализирующиеся на строительстве АЭС. В рамках подготовки к участию в IRP компании Westinghouse и AREVA активно взаимодействовали с правительством ЮАР, подписали ряд договоров с Корпорацией по ядерной энергии Южной Африки (NESCA).

Но осенью 2014 года Россия и ЮАР заключили межправительственное соглашение о стратегическом партнерстве в атомной энергетике. Это соглашение предусматривает совместное сооружение до восьми энергоблоков АЭС, а также сотрудничество в других сферах атомной промышленности, включая сооружение исследовательского реактора, помощь в развитии инфраструктуры ЮАР и подготовке специалистов.

Это не было таким уж удивительным событием для специалистов, поскольку известно, что «Росатом» давно и активно интересуется ситуацией в ЮАР и конкурирует там с крупными транснациональными компаниями. Первый договор о сотрудничестве в рамках IRP между NESCA и Атомстройэкспортом был подписан еще в 2013 году. Тогда же дочерняя компания «Росатома» Nukem technologies была объявлена стратегическим партнером проектов NESCA в строительстве станцией и управлении отходами. «Росатом» предложил построить всю технологическую цепочку для национальной ядерной программы ЮАР.    

Транснациональные компании немедленно обвинили президентов двух стран в сговоре и умышленном отказе от конкуренции. Оппозиция внутри ЮАР начала говорить о том, что Зума раздает выгодные контракты своим партнерам и друзьям в преддверии следующих президентских выборов.

Однако в недавнем интервью CNBC-Africa генеральный директор NECSA Фумзиль Целан утверждает, что «Россия не является безусловным лидером» будущего тендера. По его словам, Южная Африка искренне стремится «углубить свое ядерное ноу-хау, сэкономить издержки и создать новые рабочие места». Все это будет сделано вместе с теми компаниями, которые «с удовольствием делятся опытом производства и обслуживания» АЭС.

По мнению официальных представителей ЮАР, Россия участвует «в открытой гонке» и предлагает конкурентоспособную модель. По его мнению, «Росатом» будет учитывать местные сильные ядерные традиции и построит модель с большим вкладом южноафриканских компаний. NESCA считает, что существует возможность отдать местным подрядчикам около половины от общего объема строительства и существенно снизить его стоимость.

В ответ на обвинения в «подстроенном конкурсе», вице-президент «Русатома» по Южной Африке Виктор Поликарпов отметил, что межправительственное соглашение 2014 года является декларацией намерений и меморандумом о готовности России развивать атомную энергетику в Африке, а не подстроенным выигрышем будущего тендера.

В феврале 2017 года Виктор Поликарпов в интервью местному порталу huffingtonpost.co.za обратил внимание, что многое из «пресс-релиза, анонсирующего это соглашение» было попросту «потеряно при переводе» и намекнул, что его первичный смысл был несколько искажен, чтобы представить будущую сделку в невыгодном свете.

Несмотря на то, что предложения «Росатома» учитывают важнейшее для ЮАР требование максимальной локализации строительства, вряд ли только одна страна будет развивать проекты на самом перспективном ядерном рынке планеты. По мнению специалистов отрасли, в проекте будут участвовать все развитые страны мира, способные передать свои ноу-хау.

Пока в ЮАР идет общественная дискуссия, подошло время для финализации RFI (request for information — сбор предложений), объявленного зимой прошлого года. В феврале 2017 года ESKOM объявил о том, что 28 апреля 2017 года компании-участницы проекта должны представить свои окончательные предложения.

В конкурсе, за которым теперь внимательно следит reactor.space, к этому моменту остались «Росатом», китайская State Nuclear Power Technology, французская EDF и южнокорейская KEPCO.

Понравилась заметка? Поделитесь —

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Войти с помощью: