по популярности / по алфавиту

эксперт
Сергей Муравьев:

Сергей Муравьев: Во что верят физики?

«Путешествие в прошлое науки необходимо, чтобы понять, из чего на самом деле состоит известная нам физика»

подробнее

КАК ЗАЩИТИТЬ АВТО ОТ ЗЛОУМЫШЛЕННИКА?

ПЛАНАРНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ ГЕТЕРОСТРУКТУРНОЙ ЭЛЕКТРОНИКИ

ЦИФРОВАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ АТОМНОЙ ОТРАСЛИ

РОССИЯ - ИТЭР / Шаг в энергетику будущего

ЯДЕРНАЯ ЭПОХА ГЛАЗАМИ МАТЕМАТИКА

МИКРОЭЛЕКТРОНИКА В АГРЕССИВНЫХ СРЕДАХ

Сергей Муравьев: Во что верят физики?

Сергей Муравьев: Во что верят физики?

Автор:

Дата : 05.12.2017 0:49

В издательстве НИЯУ МИФИ недавно вышла книга известного популяризатора физики, организатора детско-юношеских олимпиад, к.ф-м.н. Сергея Евгеньевича Муравьева «Вера Галилео Галилея». Минималистичный тираж в сто экземпляров сразу сделал этот увесистый фолиант местной редкостью, а авторский талант рассказчика только подстегнул интерес аудитории.

— Сергей Евгеньевич, как вам пришла в голову идея написать книгу о Галилее?

— Начну немного издалека. В далеком уже 2012 году мы с коллегой Калашниковым написали учебник физики, изданный затем при финансовой поддержке Госкорпорации Росатом. Пока мы его писали, я задумался: а нельзя ли что-то такое сделать более подробное об эпохе первой научной революции? Уже тогда мы с соавтором начали собирать материал, и нам открылись такие глубины истории физики, о которых мы и не подозревали. Учебник благополучно вышел, но его формат не подразумевал больших текстов. А информация все копилась и копилась, укладывалась в голове, и в какой-то момент для нее просто стало мало места. Она попросилась наружу.

Вначале появились исторические презентации, с которыми я выступаю в разных аудиториях, в основном школьных: Гук, Галилей, Карно, радио, термодинамика, электричество. Потом и этого стало мало. И вот, не будучи профессиональным писателем, я все же начал писать.

Четыре года моей жизни были отданы труду, в результате которого родилась книга «Вера Галилео Галилея». Это четыре биографических очерка – о Галилео Галилее, Роберте Гуке, Исааке Ньютоне и Сади Карно. Об их жизни и об их науке, о страстях и сомнениях, падениях и взлетах.

— Работа над книгой шла четыре года, значит у вас было время почувствовать, каково это, быть писателем?

Я писал четыре года, переживая вместе с моими героями их жизни, страдая, плача и радуясь вместе с ними. Мне кажется, вместе с Галилеем я стоял на коленях и читал текст отречения: «Я Галилео из Флоренции, сын покойного Винченцо Галилея, на семидесятом году моей жизни лично преклонив колена перед вами, достопочтеннейшие господа кардиналы, клянусь, что всегда верил, верю и буду верить во все то, чему учит и чего придерживается святая церковь, а еретическое мнение о том, что земля движется, а солнце неподвижно – хулю и проклинаю».

Вместе с удивительно несчастным маленьким, кривым и горбатым человечком – ученым огромного интеллекта, переполненного идеями и с золотыми руками, – Робертом Гуком придумывал его «Микрографию». Дело в том, что Гук всегда понимал, что наука должна служить людям, а в середине 17 века она служила не очень. И Гук написал свою книгу, в которой он описывал результаты наблюдений с помощью микроскопа.

Вместе с Ньютоном – величайшим ученым в истории Земли – я писал «Математические начала натуральной философии», ради которых в течение полутора лет он спал не более 2 часов в день. Вместе с ним с академических высот я спускался на самое дно английского общества, в притоны, ночлежки, публичные дома. Лично допрашивал бандитов и проституток, выстраивая пути движения фальшивых денег. А затем вместе с Ньютоном с болью в сердце писал заключение «независимой» комиссии, которая должны была установить приоритет в создании математического анализа. «Никто не может быть свидетелем по своему собственному делу, поскольку такой свидетель будет свидетелем неправедным и будут попраны все законы справедливости», а потом выводил своей собственной рукой, что Ньютон – автор анализа, а Лейбниц – ничего не сделал и никаких заслуг перед математикой не имеет.

Вместе с совсем еще молодым человеком, почти мальчиком Сади Карно в единственной опубликованной им работе «Размышления о движущей силе огня и о машинах, способных развивать эту силу» на неверных основаниях правильно сформулировал второй закон термодинамики. Потом в опубликованных через 50 лет после его безвременной смерти спрятанных-потерянных, но все-таки найденных записках сформулировал и первый закон: «Тепло есть просто движущая сила или скорее движение, которое изменило свою форму. Это движение частиц тел. Везде, где имеется потеря движущей силы, происходит в то же самое время производство тепла в количестве, точно пропорциональном количеству исчезнувшей движущей силы. Напротив, везде, где происходит исчезновение тепла, там вырабатывается движущая сила».

— Где можно купить вашу книгу, которую наверняка было бы полезно прочитать не только профессиональным физикам?

— Нигде. Тираж очень маленький и не предназначен для продажи. Я собирался разместить ее в электронном виде на каком-нибудь открытом ресурсе или на сайте сетевой школы НИЯУ МИФИ, чтобы любой желающий мог с ней ознакомиться. И вот сейчас я передаю ее порталу «Реактор», чтобы вы смогли предоставить доступ к ней для всех желающих. Пусть моя «Вера Галилео Галилея» станет первой книгой по физике на книжной полке вашего портала.

— Спасибо! А почему ваша книга называется именно так? Вы рассуждаете там о католицизме?

— Знаете, Галилей был очень верующим человеком. Он глубоко верил в Бога, но верил и в науку. И в главных пунктах своей деятельности – защите и пропаганде гелиоцентризма – Галилей был, скорее, верующим человеком. Ведь понятных для всех экспериментальных доказательств движения Земли у него не было, и об этом говорится в заключении современной комиссии по оправданию Галилея. Но у него была глубокая вера в науку. Он считал, что, если теория проста, естественна и объясняет всю совокупность фактов, значит она правильна. Если животное бегает как собака, лает как собака и кусается как собака, то это и есть собака! Ведь и мы поверили в теорию относительности не благодаря большому числу экспериментальных проявлений, а потому что она – естественна, дираковский позитрон родился благодаря вере в симметрию физических уравнений. Да и в корреляции невзаимодействущих частиц мы поверили потому, что периодическая таблица такая периодическая!

— А как вы относитесь к процессу Галилея?

— Это многогранное событие. С одной стороны, в этом процессе все проиграли: католическая церковь, которая высекла себя сама и оправдывается вот уже 400 лет, наука, образование, культура. С другой, и это мое глубокое убеждение, все в чем-то выиграли. Наука и церковь искали принципы взаимодействия и области разграничения ответственности, тоталитарное общество и человек искали принципы взаимодействия, наука получила мощнейший всплеск общественного интереса и выиграла. Галилей, который в значительной степени организовал этот процесс сам, понимая, что нужен скандал, что нужно, чтобы его распяли, «но несильно».

Каждый из героев моей книги был не только великим ученым, но и человеком со своими слабостями и жизненными обстоятельствами. Я приоткрываю завесу некой исторической тайны не для того, чтобы мы могли только лишь иронизировать над ними. Это путешествие нужно нам, чтобы понять, из чего на самом деле состоит физика. И поэтому я прошу у моих читателей сострадания к героям этой книги. Ну и, конечно, восхищения их интеллектом и открытиями, ведь они этого заслуживают.

С согласия автора и по его поручению, мы размещаем на нашем портале полный текст книги С.Е. Муравьева «Вера Галилео Галилея». Книга доступна для чтения и скачивания здесь.

Прямой эфир Сергея Муравьева на канале Видеореактор 30/11/2017, посвященный презентации книги «Вера Галилео Галилея».

В прямом эфире автор книги «Вера Галилео Галилея», к.ф-м. н, первый заместитель заведующего кафедрой теоретической ядерной физики НИЯУ МИФИ Сергей Муравьев. Тема лекции: «История физики: символ веры ученого»

Опубликовано Реактор 29 ноября 2017 г.

 

 

 

Понравилась заметка? Поделитесь —

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Войти с помощью: