по популярности / по алфавиту

эксперт
Олег Григорьев:

Китай хакнул американский рынок высоких технологий

«Китайские инвесторы теряют доверие к своей экономике и инвестируют в высокие технологии за рубежом»

подробнее
Недавние комментарии

МИКРОЭЛЕКТРОНИКА В АГРЕССИВНЫХ СРЕДАХ

КАК УВЕЛИЧИТЬ МОЩНОСТЬ РЕАКТОРА ВВЭР 1200

НОВОСТИ О ДОБЫЧЕ УРАНА

ЗА ФАСАДОМ АЛЬТЕРНАТИВНОЙ ЭНЕРГЕТИКИ / Ответы на вопросы читателей портала reactor.space

НАНОТЕРАНОСТИКА

ЗА ФАСАДОМ АЛЬТЕРНАТИВНОЙ ЭНЕРГЕТИКИ

Десять главных мелодий советской кинофантастики

Десять главных мелодий советской кинофантастики

Автор:

Дата : 30.04.2017 23:26

Из наступившего «прекрасного далека» оглянемся на музыкальную историю советской Si-fi

Фантастический кинематограф любой страны, и СССР не исключение, обычно снимает утопии и антиутопии. Это уважаемые и древние жанры искусства, первый из которых берет начало в античности. Антиутопия, надо полагать, родилась вместе со своей сестрой как критика утопических моделей. Поэтому когда снобы говорят любителям фантастики, что они увлекаются «низкими жанрами», отправляйте их Томасу и Мору, а то и куда еще подальше.

Советская киноиндустрия фантастику уважала: это был отличный способ поговорить о будущем, не особо задевая при этом настоящее. А еще – помечтать, забыть бытовуху и суету, которых в советское время было предостаточно вокруг каждого, будь он хоть трижды великий актер, режиссер или композитор. Государству кинофантастика была полезна для формирования представлений о грядущем, линий модернизации общества и технического прогресса. Ну а коммунистическая партия, для которой кино с первых дней было важнейшим из искусств, предписывала рассказывать о человеке будущего, через высокие качества которого мог бы быть воспитан человек настоящего. Все получалось точно по Антонио Грамши, который в своих «Тюремных тетрадях» грезил культурной педагогикой, когда искусство, играя на высоких страстях и тайных желаниях, фобиях, неврозах и надеждах, настраивает аудиторию на новое восприятие мира. Кино получалось не всегда однозначное, но почти всегда любопытное и до сих пор сохраняющее свою свежесть.

В отличие от современных зарубежных и российских фильмов, в советские времена к делу относились посерьезней. Поэтому почти в каждом фильме использовалась не только оригинальная музыка, но ее старались сделать частью сюжета, заставить работать на полноту восприятия и тонкое управление эмоциями. Поэтому в советской фантастике, почти как в современном Болливуде, герои могли внезапно запеть (про себя), сняться в импровизированном видеоклипе, задумчиво и значительно бродить по дикой природе под гитарные переборы, которые должны были пронизать кинозрителя до мозга костей.

Здесь были свои мэтры с высокими достижениями, с музыкой, полной изысканного симфонизма, перекличек эпох и музыкальных языков. Элита – Алексей Рыбников и Эдуард Артемьев – писали для Андрея Тарковского, удивительного Ричарда Викторова. Но это вовсе не значит, что все остальные композиторы халтурили.

Для всех, кто ходил в кино в 70-80 годы, главными мелодиями стали музыка из «Сталкера» и «Соляриса», мелодии из «Через тернии к звездам» и «Лунной радуги».

Прелюдия фа-минор Баха в аранжировке Эдуарда Артемьева вообще-то является отдельным произведением и называется «Слушая Баха». Артемьев своей аранжировкой «утеплил» Баха, не поменяв в нем ни ноты, поставил в центр этой космической музыки сфер человека.

Концептуально важен и саундтрек «Сталкера», над которым Тарковский работал два года, а готовился, по его собственным словам, всю жизнь. Здесь музыкальная техника замаскирована самыми различными приемами – от индийской до средневековой манеры. «Медитация» отсылает прямо в вечность и опять ставит человека в ее центр.

Культовый фильм «Через тернии к звездам» славен не только заключением худсовета, что «положительная героиня не может быть лысой», но и удивительной лирической темой второго столпа отечественной фантастической киномузыки Алексея Рыбникова.

 

Она же в оригинальном звучании и в сопровождении кадров из фильма.

Песенная традиция советского фантастического кино нашла свое высшее воплощение в теплой гитарной песне Роберта Рождественского и композитора Владимира Чернышева «Ночь прошла». Это ее полная версия с третьим куплетом, которая считается канонической в фанклубе фильмов «Москва-Кассиопея» и «Отроки во Вселенной».

Евгений Крылатов написал для превосходного фильма «Акванавты» песню, которая одновременно кажется и музыкальным воплощением того, что мы называли «советская песня», но и отправляет слушателя к итальянским и французским мелодиям эпохи неореализма.

В фильме-неудаче «Большое космическое путешествие», которому ни один нормальный ребенок того времени не смог простить отсутствие «путешествия» (там показан эксперимент-симуляция полета), есть песня, которую нельзя не отметить здесь. Поет тринадцатилетняя Людмила Берлинская, автор – все тот же Рыбников.

Эта песня – один из самых серьезных коммерческих успехов советской песни в кинофантастике, поскольку тираж проданных пластинок превысил 100 000 экземпляров.

Но не только по-русски умела петь советская фантастика. Для классического фильма «Молчание доктора Ивенса» Эдуард Артемьев и Эзра Басс пишут песню на английском языке «When you’re by my side».

Все мальчишки восьмидесятых смотрели в свое время увлекательный фильм с необычным для советского экрана сюжетом «Звездный инспектор». Это был чистый боевик, в котором внезапно на фоне космических погонь и молодого красавца Виторгана возникает балалаечная задушевница – песня Игоря Шаферана «Земля моя» в исполнении довольно знаменитого певца Леонида Белого.

Как-то уже неприлично хвалить Кира Булычева и Александра Градского. Оба такие бронзовые классики, что ни в сказке сказать. Но именно в гениальной научно-фантастической истории «Перевал», снятой «Союзмультфильмом», нынешний судья ток-шоу «Голос» спел уникальную балладу на стихи Саши Черного.

Сюрприз для тех, кто смог добрести до последней десятой композиции. В нашумевшем когда-то «Отеле у погибшего альпиниста» был саундтрек, который почти все зрители автоматически классифицировали как какую-то очень знакомую, но «вот сейчас никак не вспомню, какого автора», мелодию.

Этот достойный места в альбоме «Pink Floyd» трек написал советский композитор — эстонский электронщик Свен Грюнберг. Судя по звучанию, его мало волновала официальная эстрада или кинематограф. Вот какие потрясающие по силе звуковые полотна в духе Чюрлениса создавал Свен в далеком 1980 году.

 

 

 

Понравилась заметка? Поделитесь —

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Войти с помощью: